Виталий Дымарский: региональные СМИ обменивают свою лояльность к власти на деньги

Фото: colta.ru, профиль Виталия Дымарского в Facebook Фото: colta.ru, профиль Виталия Дымарского в Facebook

В рамках проводимого «Левада-Центром» исследования выяснилось, что относительно независимые СМИ в России остались только на уровне муниципалитетов. Как правило, это небольшие газеты в городах с населением в 30-50 тысяч жителей. Они не освещают федеральные темы, но есть ряд инфоповодов, которые могут появиться только на страницах таких СМИ. Например, новость о том, что сын местного прокурора сбил старушку, либо чиновники украли средства на ремонт школы и др. Таким комментарием снабдил выступление главного редактора журнала «Дилетант» Виталия Дымарского его коллега на конференции 27-28 июня в Барнауле Алексей Левинсон. ИА «Банкфакс» приводит сам текст доклада.

- Выживут ли в России независимые СМИ? Начнем с того, что СМИ являются не единственным, но основным каналом общественного мнения, поэтому я хотел бы представить скорее такой взгляд изнутри на эту проблему: что такое СМИ и как они зависят от госполитики? При такой формулировке - «выживут или нет» ответ достаточно очевиден. При нынешнем режиме, нацеленном на огосударствление всех форм жизни — нет не выживут, более того, я бы сказал, что уже не выжили. В настоящее время достаточно пальцев одной руки, чтобы перечислить более-менее независимые СМИ. Можно сказать, что за нулевые годы такое понятие оказалось изжито. Здесь необходима оговорка — что именно мы понимаем под независимыми СМИ. Конечно, в первую очередь независимые от государства, говорить же в целом об этом неоднозначном термине — тема для совершенно другой дискуссии. Правильнее в этом контексте рассуждать о состоянии свободы слова в России в настоящее время.

Есть три фактора, которые определяют нынешнее состояние СМИ. Это способы регулирования медиа-сферы, возможность управления, а также профессионализм и ответственность самих журналистов. Говоря об управлении СМИ со стороны государства, причем вне зависимости от формы собственности, следует признать, что государство старается максимально отрегулировать данную сферу. Все помнят крылатое выражение о том, что суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения, но есть один очень хороший закон, действительно весьма либеральный и демократичный, это закон «О СМИ». Нужно признать, его пока не тронули, но либеральный характер этого закона компенсируется. я бы так сказал, множеством положений других законов, которые буквально обволокли медийное поле массой запретов, навязав свою интерпретацию запрещенных действий — от возбуждения ненависти и оскорбления религиозных чувств до клеветы и предвыборной агитации. Все это внешне правильно, но обставлено так, что СМИ постоянно чувствуют себя виноватыми, в том числе и отсюда происходит сужение свободы слова с каждым днем. А для того чтобы закон работал, нужен как минимум независимый суд. Что такое нынешний российский суд?.. Все здесь понятно.

Свежий пример — закон о привлечении к уголовной ответственности за измену — в случае распространения данных о потерях Минобороны в мирное время. Конечно, любой мало-мальски мыслящий обыватель понимает, что это связано с событиями на Украине. Таким образом, власть оставляет нам только госканалы на этот счет: «Вот вам единственный верный источник того, что происходит на Украине». Другой пример - уход свободной журналистики в блогосферу тоже породил ответные действия по максимальному ужесточению этого пространства. Прекрасно помните один из последних скандалов с той же «Фабрикой троллей» как пример ответных действий государства на относительной небольшой островок свободы возникший ранее в Интернете.

Наконец, еще один способ регулирования со стороны государства, ранее такая модель кстати практиковалась в Польше, когда формально у журналистов вообще не было никаких ограничений, просто за кулисами сидел человек, который все время говорил, что нужно делать. В данном случае понятно, что имеется в виду некий коллективный образ. Вопрос — а можно ли его не послушаться - да, но тогда вам покажут зависимость от государства другими способами. Среди них - «финансовое удушение»: запрет для рекламодателей и так называемое организационное удушение — изъятие из оборота данного СМИ.

Здесь вспоминается история с телеканалом «Дождь» и тем самым злополучным опросом. Мне тогда директор СМИ Наталья Синдеева сказала - не переживай, нужно было просто найти повод. После чего моментально последовала реакция кабельных сетей — все прошло строго по закону, но на самом деле все мы прекрасно понимаем: человек за кулисами сказал закрыть «Дождь» и все. Государство освоило для себя практически все средства по управлению СМИ — власть их вписала в свою повестку дня с единственной целью — сохранение существующего положения, сохранение режима, а здесь любые способы хороши.
Второй фактор — качество управления медийными активами. Здесь у нас также общероссийская проблема — все общественно-политические СМИ не были задуманы как бизнес-проекты, то есть большинство просто используется как инструмент политических или экономических разборок. А это значит, что они не хотят бороться за потребителя информации, а следовательно и за рекламные поступления по той причине, что финансируются совершенно другими способами — прямыми вливаниями, доходами собственника, либо на выручку от «заказухи» - компроматами, либо скрытыми рекламными материалами.

Понимаете, такие СМИ совершенно не боятся проиграть информационно, потому что от этого ничего не зависит. Они просто финансируются по-другому — нет открытой конкуренции на информационном поле. Поэтому ряд тем можно просто не освещать под предлогом того, что нашу аудиторию это не интересует. Такую ситуацию, когда СМИ добровольно избавляется от выигрышного инфоповода просто невозможно представить в той же Германии или Франции, где идет очень жесткая конкуренция за зрителя к примеру между госканалами и частными. У нас в качестве оправдания, почему та или иная тема так и не получила огласки, можно услышать: «Мы госканал и поэтому обслуживаем власть». Это что за оправдание такое? Вообще-то власть и государство — это далеко не одно и то же.
Отдельная ремарка по поводу региональных СМИ. В тех тяжелых экономических условиях, в которых они вынуждены работать, когда практически отсутствует рекламный рынок, не остается другого выбора, кроме как идти за деньгами к местным властям, естественно в обмен на полную лояльность.

Теперь наверное самое сложное и субъективное: профессионализм и ответственность журналистов. Знаете, многих моих коллег можно упрекать за конформизм, хотя в душе они и остаются приверженцами либеральных ценностей. Но это этический момент в первую очередь, личный выбор каждого человека — идти или нет на компромисс. Это диктуется почти всегда определенной жизненной ситуацией и набором потребностей: можем ли мы требовать индивидуального подвига и самопожертвования. Скажу только, что любая корпорация, и журналисты здесь не исключение, не может быть хуже или лучше той социальной среды, где она находится, поэтому как ни крути, но это и есть срез общества. Давайте посмотрим в этой связи на последние опросы общественного мнения. Их результаты однозначно свидетельствуют, что по мнению россиян, усиление госконтроля за СМИ — благо, а защита религиозных чувств граждан важнее, чем свобода слова. Последнее обстоятельство, конечно, напрямую связано с событиями вокруг Charlie Hebdo.
Любопытны и следующие данные. В 2000-х годах многие россияне считали, что свобода слова есть, но она чересчур большая. Это значит только одно - фактически само общество отказывается от реальной картины мира, предпочитая вечный позитив в таком виртуальном пространстве. Да, все это не меняет того, что можно и нужно упрекать журналистов, особенно тех, кто променял свое призвание на профессию пропагандиста. Увы, но если смотреть с точки зрения историка на традиционные российские ценности, то свободы и человеческая жизнь всегда были внизу ценностной пирамиды.

В конце нужно задать вопрос, как будет развиваться ситуация дальше? Наша главная беда в том, что все реформы идут сверху, поэтому пока не придет новый Горбачев, условно говоря, перемен ждать не приходится, скажу больше — пока просматривается дальнейшее ужесточение режима, вплоть до массовых репрессий. Приведу и такой факт. Примерно 25 % россиян черпает информацию из Интернета, но половина из них с Yandex или Mail. Что это значит? Люди просматривают только 5-7 главных новостей с ленты и на этом потребление информации заканчивается.

Меня спрашивают, что сейчас преобладает в сознании журналистов - цензура или самоцензура? Я бы ответил, что это комбинация, нельзя однозначно сказать, что что-то превалирует. Если помните тот образ, который я использовал ранее, то к этому пресловутому коллективному цензору ходят главные редакторы, после чего, возвращаясь к себе в офис, доводят информацию до журналистов. В результате последние ограничены в своих действиях, хотя им даже и говорить-то уже ничего не надо, все и так все прекрасно понимают.

Здесь показателен пример с «Эхом Москвы», одним из немногих российских СМИ, которое еще можно отнести к независимым. Мы как-то попробовали сами себе ответить на вопрос, почему «Эхо» не закрывают? В итоге сформулировали три, пожалуй, главные причины. Во-первых, многие лидеры иностранных государств обязательно посещают «Эхо» при визите в Россию. Достаточно назвать Клинтона, Блэра, Меркель и др. Для них — это своеобразный бренд относительно независимого от государства СМИ. То есть здесь играет роль международный аспект — вроде как не удобно прикрывать такой известный проект. Во-вторых, «Эхо Москвы» не является электоральным ресурсом для власти, а поэтому им это не столь интересно, все-таки радио - не ТВ, большого влияния слушатели на выборы не окажут, исходя хотя бы из размеров аудитории «Эха». Ну и наконец, наиболее нетривиальная версия - сами слушают... Вы знаете, шутки шутками, но я хорошо помню, как в начале 2000-х годов тогда генпрокурор Владимир Устинов звонил в прямой эфир и говорил, ну вы что там вообще передали такое, ведь абсолютно не соответствует истине... Кстати, и Путин несколько раз признавал, что ему не нравится, то что звучало на «Эхе». Уж не знаю, слушал ли президент живой эфир или это была стенограмма, но факт остается фактом. Тем не менее не могу не признать, что в последнее время компромисса на «Эхе Москвы» становится больше, что вполне укладывается в текущую ситуацию вокруг наших СМИ.

ИА Банкфакс

Фото: colta.ru, профиль Виталия Дымарского в Facebook

Оцените материал
(0 голосов)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
15 июня Сергей Петров

российский медиаменеджер и общественный деятель

В этот период нет дней рождений.
15 июня Сергей Петров

российский медиаменеджер и общественный деятель

17 июня Виталий Волков

генеральный директор ГТРК «Санкт-Петербург»

17 июня Николай Сенкевич

российский медиаменеджер

17 июня Олег Налобин

медиаменеджер

17 июня Николай Зятьков

владелец и президент издательского дома «Наша версия», один из ведущих представителей российских СМИ, член Союза журналистов

18 июня Александр Яковенко

ведущий программы «Сегодня»

20 июня Евгений Дубовский

директор ООО «Город» (Сибирская медиагруппа), член Международной академии телевидения и радио (IATR) 

20 июня Екатерина Андроникова

руководитель cтудии художественных программ телеканала "Культура", член Академии Российского телевидения

20 июня Николай Дроздов

автор и ведущий программы «В мире животных», член Академии Российского телевидения

20 июня Петр Толстой

российский политический деятель, журналист, продюсер и телеведущий

21 июня Анна Шнайдер

российская тележурналистка, телеведущая, главный редактор детского познавательного телеканала «О!»

21 июня Елена Ижендеева

журналист, член Союза журналистов России 

21 июня Анатолий Максимов

российский кинопродюсер, филолог, журналист, преподаватель

21 июня Андрей Архангельский

журналист, редактор отдела культуры журнала «Огонёк»

22 июня Юлия Быстрицкая

генеральный директор телеканала «ТВ Центр»», член Академии российского телевидения

22 июня Василий Богатырев

медиаменеджер

22 июня Отар Кушанашвили

журналист